Школьные театральные сезоны » 2013 » Школа №648 Спектакль «Наш городок»

Школа №648 Спектакль «Наш городок»

Театральная студия "Слово" ГБОУ СОШ №648 представляет спектакль  по пьесе Т. Уайлдера "Наш городок"

По собственным словам Уайлдера, это "...простая пьеса, в которой присутствуют все сложные темы; и это сложнейшая пьеса, где я с любовью рассказываю о простейших вещах на свете".

В спектакле заняты:

Помощник режиссера - Ксения Брилинг

Доктор Гиббс -  Созерко Яндиев

Миссис Гиббс -   Яна Донцу

Ребекка - Мэри Мирцхулава

- Анастасия Груздева

Джордж - Владимир Фраерман

Мистер Уэбб - Владислав Раппопорт

Миссис Уэбб - Екатерина Петрова

Ханна Ньюсом - Анастасия Курпякова 

Уолли - Илья Сидашенко

Эмили - Ольга Водянская

Миссис Сомс - Анна Нарбут

Вокальные партии подготовила - Светлана Калишева 

Звукорежиссер - Максим Минько

Костюмы - Артем Ширинян

Свет - Екатерина Черняева

Режиссер-постановщик - Елена Кольчугина

Сценарий

Торнтон Уайлдер

НАШ ГОРОДОК

 

ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Сейчас вы увидите пьесу «Наш городок». Ее написал Торнтон Уайлдер, поставил… режиссер. В спектакле участвуют актеры студии «Шлагбаум». Городок называется Гроверс-Корнерс. Он расположен в штате Нью-Хэмпшир, у самой границы со штатом Массачусетс. В первом действии мы покажем вам один день из жизни нашего городка — 7 мая 1901 года.

 Время — незадолго перед рассветом. Слышится крик петуха… Слышится крик петуха!!!

 Слышится крик петуха.

 На востоке, вон там, за нашей горой, только что показалось несколько полосок света. Утренняя звезда всегда так удивительно ярко светится перед тем, как исчезнуть, верно?

 Давайте я лучше познакомлю вас с нашим городком. Там — Главная улица, за ней — вокзал, железная дорога идет вот так. За железной дорогой живут поляки. Церковь конгрегации — там, пресвитерианская церковь — через улицу, методистская — там, католическая церковь — дальше, за железной дорогой. Это здание ратуши, в подвале — тюрьма. С этих ступеней однажды произнес речь сам Авраам Линкольн.

 Первый автомобиль проедет по нашим улицам еще нескоро, лет через пять. Его купит банкир Картрайт, самый богатый из наших горожан… Здесь — бакалейная лавка и аптека мистера Моргана. Почти каждый из нас заглядывает в лавку и к мистеру Моргану хотя бы раз в день. Начальная школа — вон там, средняя — дальше за ней.

 Это дом нашего врача, доктора Гиббса. Вот декорации для тех, кто считает, что они необходимы. Это сад миссис Гиббс. Кукуруза… фасоль… розы… гелиотропы… и изобилие лопухов.

 Переходит на другую сторону сцены.

 А это дом редактора нашей газеты мистера Уэбба. В те времена наша газета – гроверс-корнерский «Сентинел» — выходила два раза в неделю. А это сад миссис Уэбб, точно такой же, как у миссис Гиббс, только здесь еще изобилие подсолнухов.

 Приятный городок, вы меня понимаете? Насколько мне известно, в Гроверс-Корнерсе не родился никто из выдающихся людей. Там, на горе, на самых ранних кладбищенских памятниках те же фамилии, которые носят здешние жители сейчас: Уэббы, Картрайты, Херси, Гиббсы…

 Да, как я уже сказал, скоро рассвет. Во всем городке окна светятся только в домишке за железной дорогой, где в одной польской семье только что родилась двойня. И у Джо Кроуэлла, где Джо-младший встает сейчас с постели, чтобы разнести газеты.

 Ну что ж, начался еще один день. По Главной улице идет доктор Гиббс, он принимал эту двойню. А вот его жена, она спускается на кухню, чтобы приготовить завтрак.

 МИССИС ГИББС. Сейчас я отшлепаю вас обоих, вот что я сделаю.

 Слышится фабричный гудок. Дети выбегают в кухни и садятся за столы: справа — ДЖОРДЖ, 16 лет и РЕБЕККА, 11 лет, слева — ЭМИЛИ и УОЛЛИ, тоже 16 и 11 лет. В руках у них перевязанные ремнями учебники.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. В нашем городе есть еще и фабрика — слышите гудок? Производство шерстяных одеял. Фабрика принадлежит Картрайтам, она принесла им целое состояние.

 МИССИС УЭББ. Эмили, Уолли! Я этого не допущу! Завтрак ничем не хуже обеда и ужина, я не хочу, чтобы вы в обед набрасывались на еду, как голодные волки. (Эмили). Дети, которые так едят, хуже растут — это всем известно. Уолли, убери книгу.

 УОЛЛИ. Ну, мама! К десяти часам мне нужно знать все про Канаду.

 МИССС ГИББС. Мне кажется, что хорошо раз в жизни, прежде, чем умереть, увидеть страну, где не говорят по-английски, и не жалеют об этом!

 Справа стремительно выходит ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Он прикасается к шляпе, женщины в ответ кивают.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Спасибо, миссис Уэбб, спасибо, миссис Гиббс.

 МИССИС УЭББ и МИССИС ГИББС возвращаются каждая в свой дом.

 Теперь мы пропустим два-три часа. Но прежде еще несколько слов о нашем городке, так сказать некоторые сведения политического и социального характера. Редактор Уэбб!

 Появляется МИССИС УЭББ.

 Где мистер Уэбб?

 МИССИС УЭББ. Мистер Уэбб… Он сейчас придет… Он … (Кричит в дом). Чарльз! Иди сюда!

 МИСТЕР УЭББ (из дома). Нет, Мертл, лучше ты иди сюда!

МИССИС УЭББ. Чарльз! Выходи, тебя все ждут!

 МИСТЕР УЭББ (появляясь). Мертл!..

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Мистер Уэбб, редактор и издатель гроверс-корнерского «Сэнтинела», это наша местная газета, как Вы знаете. Прошу Вас, мистер Уэбб.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Спасибо, миссис Уэбб, спасибо Эмили.

 МИССИС УЭББ и ЭМИЛИ уходят.

 Здесь нам снова придется сделать перерыв. Но прежде мы хотим дать возможность узнать кое-что еще об этом городке.

 Переходит на середину сцены.

 По-моему, сейчас вполне подходящий момент рассказать вам о том, что Картрайты начали строительство нового банка у нас в Гроверс-Корнерс. Мы долго думали, что замуровать в фундаменте здания для людей, которые будут производить раскопки… через тысячу лет… Конечно, мы положили туда номер «Нью-Йорк Таймс» и номер «Сентинела» мистера Уэбба…А ещё мы положили туда Библию… и Конституцию Соединенных Штатов, и томик пьес Вильяма Шекспира. Что вы, друзья, на это скажете? Вы знаете, ведь в Вавилоне когда-то жило два миллиона человек, а все, что до нас дошло — это имена царей, несколько договоров о покупке пшеницы. Но ведь каждый день все эти люди садились ужинать, и отец возвращался домой после рабочего дня, и из печной трубы поднимался дым — совсем как здесь. Даже когда речь заходит о Греции и Риме, оказывается, что все наши знания о повседневной жизни людей почерпнуты из отрывков шутливых стихов и комедий, которые греки и римляне сочиняли для театра. Поэтому я бы хотел замуровать экземпляр этой пьесы, чтобы те, кто придет через тысячу лет, могли узнать о простых событиях нашей жизни, а не только о Версальском договоре или о войне Севера и Юга.. Вы понимаете, что я хочу сказать? Так вот… вы, кто придет через тысячу лет после нас, смотрите, как мы жили в начале двадцатого века в маленьких городках к северу от Нью-Йорка. Вот как мы росли, женились, проводили день за днем и умирали — вот какими мы были. Кстати, прошло уже довольно много времени. Сейчас вечер. В церкви конгрегации идет спевка.

 Сцена пуста. Все артисты проходят по сцене туда и обратно, символически проживая три года. ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА стоит на том же месте, что и в начале первого действия.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Прошло три года. Да, солнце всходило более тысячи раз. Лето сменяло зиму, зима сменяла лето, здесь и там появились крыши новых домов. Некоторые младенцы, которые в первом действии еще не родились, уже научились говорить, а кое-кто из тех, кто считал себя молодым и полным сил, заметил, что взбегает по лестнице с одышкой. Все это случилось за какую-нибудь тысячу дней. Да, несколько молодых людей полюбили друг друга и поженились. Большинство людей обзаводится семьей, не правда ли? В нашем городке редко бывают исключения. Почти все сходят в могилу женатыми.

 Итак, три года спустя. Сейчас тысяча девятьсот четвертый год, седьмое июля. В средней школе на днях состоялся выпускной вечер.

 (Вальс, четыре пары.) Выпускной вечер – это как раз то время, когда большинство наших молодых людей торопится вступить в брак. Кажется, стоит им сдать последний экзамен по стереометрии и разделаться с речами Цицерона, как они вдруг чувствуют, что настала пора начать семейную жизнь.

 Пары уходят, актёры ставят декорации домов Гиббсов и Уэббов.

 Сейчас раннее утро, на этот раз — пасмурное. Только что лил дождь и гремел гром. Сад миссис Гиббс пропитан влагой, сад миссис Уэбб — тоже. Вчера на Главной улице казалось, что дождь стоит стеной. Хм… Дождь может пойти снова, в любую минуту. Будьте добры, зонтик. Звук поезда.

 Слышите: бостонский поезд, тот, что проходит у нас в пять сорок пять.

 МИССИС ГИББС и МИССИС УЭББ выходят каждая к себе на кухню и начинают ежедневную работу.

 Миссис Гиббс и миссис Уэбб спускаются вниз готовить завтрак, как будто сегодня самый обычный день. Мне незачем напоминать сидящим здесь зрительницам, что женщины, которых они видят на сцене, трижды в день готовят горячую пищу — двадцать лет подряд, без летних отпусков. Каждая из них растит двоих детей, стирает, убирает дом, — и ни у той, ни у другой не бывает никаких нервных срывов. Как сказал один из поэтов Среднего Запада: «Чтобы жить, надо любить жизнь, а чтобы любить жизнь, нужно жить…» Что называется, порочный круг.

 ХОВИ НЬЮСОМ (за сценой). Шевелись, Бесси!

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Это Хови Ньюсом, он развозит молоко.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Большое спасибо, мистер Уэбб, большое спасибо, миссис Уэбб. Сейчас мне снова придется прервать действие. Видите ли, всегда хочется знать, с чего все это начинается: свадьба, решение прожить вместе жизнь. Меня всегда страшно интересует предыстория таких важных событий. Знаете, как это бывает: вам двадцать один — двадцать два, вы принимаете какие-то решения, а потом — фьють! — вам семьдесят. Вот уже пятьдесят лет, как вы стали адвокатом или редактором, а эта пожилая дама рядом разделила с вами больше пятидесяти тысяч завтраков, обедов и ужинов. С чего все это начинается?

 Появляются Джордж и Эмили

 Джордж и Эмили сейчас повторят перед вами разговор, который произошел между ними, когда они впервые поняли, что.. что они… как это говорится… созданы друг для друга. Но прежде я прошу вас попытаться вспомнить то время, когда вы были первый раз влюблены, когда вы жили как во сне, не видели улицу, по которой ходили, не слышали, что вам говорят… Когда вы были словно чуть-чуть помешаны… Пожалуйста, вспомните все это. Три часа дня, они выходят из школы, Джорджа только что выбрали старостой выпускного класса. А Эмили только что выбрали секретарем и казначеем. Мне незачем говорить вам, как все это важно.

 Ну вот, они идут по Главной улице.

 Делают еще несколько шагов по направлению к авансцене, круто поворачивают направо и открывают дверь аптеки мистера Моргана. ЭМИЛИ идет, не поднимая глаз, — она очень взволнована. ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА быстро проходит справа и становится между зрителями и стойкой с газированной водой, он исполняет роль мистера Моргана.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Здравствуй, Джордж. Здравствуй, Эмили. Что вам подать? Что случилось, Эмили Уэбб, почему ты плачешь?

 ДЖОРДЖ. Она… она просто очень испугалась, мистер Морган. Ее чуть не задавил этот фургон со скобяным товаром. Все говорят, что Том Хакинс ездит, как сумасшедший.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Теперь, скажу я вам, когда переходишь Главную улицу, надо смотреть в оба. С каждым годом ездят все больше и больше. Что вам подать?

 ЭМИЛИ. Мне клубничной воды. Спасибо, мистер Морган.

 ДЖОРДЖ. Нет, нет, Эмили, давай возьмем фруктовую воду с мороженым! Нам клубничной воды с мороженым, мистер Морган.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА (орудуя за прилавком). Клубничная вода и мороженое… Пожалуйста. В эту самую минуту, когда я с вами разговариваю, по Гроверс-Корнерсу разъезжает сто двадцать пять лошадей. Вчера сюда заходил инспектор штата. А теперь, когда они еще хотят завести здесь эти ав-то-мо-би-ли, самое лучшее — сидеть дома. Подумать только, я еще помню время, когда собака могла целый день спать посередине Главной улицы и никто не нарушал ее покой. (Ставит перед ними воображаемые стаканы). Пожалуйста. Слушаю вас, мисс Элис. Чем могу служить? (Уходит).

 ЭМИЛИ. Это так дорого.

 ДЖОРДЖ. Подожди минутку, я провожу тебя домой. (С возрастающей тревогой шарит по карманам в поисках денег).)

 Справа выходит ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Эмили Уэбб, я вижу, тебе лучше?

 ЭМИЛИ. Да, спасибо, мистер Морган.

 ДЖОРДЖ. Мистер Морган, я должен сбегать домой за деньгами, чтобы заплатить за все это. Я вернусь сию же минуту.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Что такое? Джордж Гиббс, уж не хочешь ли ты сказать?..

 ДЖОРДЖ. Да, но у меня были причины, мистер Морган. Знаете, вот мои золотые часы, пусть они лежат у вас, пока я не принесу деньги.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Все в порядке. Оставь часы у себя. Я тебе верю.

 ДЖОРДЖ. Я вернусь через пять минут.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Я готов ждать тебя десять лет, Джордж, но ни на день дольше.

 В напряженном молчании они пересекают сцену, проходят мимо дома Уэббов и исчезают. ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА смотрит им вслед, потом оборачивается к зрителям и снимает очки.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Ну вот… Теперь мы можем приступить к свадьбе.

 Прихожане заполняют церковь. Расставляют посередине церковные скамейки. Прихожане будут сидеть спиной к зрителю. Между скамейками — проход, он идет от центра задней стены к авансцене. У задней стены устанавливают небольшой помост, на нем будут стоять ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА, исполняющий роль священника. Когда все готово, ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА выходит на середину авансцены и задумчиво обращается к зрителям.

 О каждом венчании можно сказать только одно: венчание вызывает множество мыслей. Вы, конечно, понимаете, что невозможно вместить их все в какое-нибудь одно венчание, особенно, если оно происходит в Гроверс-Корнерсе, где эта церемония всегда очень буднична и коротка. Сегодня я исполняю роль священника. Это дает мне возможность сказать немного больше. На какое-то время эта пьеса становится очень серьезной.

 Орган начинает играть торжественную музыку.

 Видите ли, некоторые вероисповедания считают брак таинством. Я не знаю, что в точности это значит, но могу догадаться. Люди созданы, чтобы жить парами, — как сказала несколько минут тому назад миссис Гиббс. Венчание – это всегда радость, но так уж устроен человек, что даже во время радостного венчания множество сомнений закрадывается в душу. Действительно ли настал момент сделать этот важный шаг? Этот человек рядом – действительно ли тот единственный , который назначен вам богом и судьбой? Но как сказал один из европейцев: «Каждый родившийся младенец — это еще одна попытка природы создать совершенное человеческое существо». И стоя здесь, у истоков совершенства, у зарождающегося чуда не забудьте еще обо всех остальных свидетелях этого венчания — о наших предках. Их миллионы. Большинство из них тоже шли по жизни парами. Миллионы пар. Вот я и закончил свою проповедь. Во всяком случае, надеюсь, что она была не слишком длинной.

 Эмили и Джордж идут по проходу к «алтарю».

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Джордж Гиббс, берешь ли ты в жены эту женщину, Эмили Уэбб, согласен ли ты…

 МИССИС СОМС сидит на сцене в последнем ряду прихожан. Она поворачивается к соседям и говорит высоким дребезжащим голосом. Ее болтовня заглушает реплики священника.

 МИССИС СОМС. Какая прелестная свадьба! Я никогда еще не видела такой прелестной свадьбы. Ах, как я люблю трогательные свадьбы! А вы? Ну, разве невеста не прелесть?

 ДЖОРДЖ. Согласен.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Эмили Уэбб, берешь ли ты в мужья этого мужчину, Джорджа Гиббса?

 Следующие слова священника опять не слышны из-за болтовни МИССИС СОМС.

 МИССИС СОМС. Не помню, чтобы я видела такую прелестную свадьбу. Только я всегда плачу. Сама не знаю, почему я всегда плачу. Просто я очень люблю смотреть на счастливые пары. А вы? Ах, по-моему, это прелестно!

 Кольца. Поцелуй. Все вдруг замирают — немая сцена. ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА говорит, глядя куда-то вдаль, словно обращается к самому себе.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. За свою жизнь я обвенчал больше двухсот пар. Верю я в это? Не знаю. Он женится на Ней…. Собственный домик, детская коляска, воскресные прогулки на автомобиле, первый приступ ревматизма, внуки, второй приступ ревматизма, смертное ложе, чтение завещания… (Переводит глаза на зрителей и смотрит на них с улыбкой). И каждый раз – это Чудо, это – Надежда, это – Любовь…. Ну что ж, пожалуйста, «Свадебный марш»!

 Орган начинает играть марш. Новобрачные идут по проходу, они сияют, но стараются держаться с достоинством.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. На сей раз, друзья, прошло девять лет. Сейчас лето тысяча девятьсот тринадцатого года. Гроверс-Корнерс постепенно меняется. Лошади на улицах нынче редкость. Фермеры приезжают в город на «фордах». Теперь все запирают двери на ночь. Грабителей в нашем городе пока нет, но каждому приходилось о них слышать. И все-таки, как это ни удивительно, у нас мало что изменилось.

 Здесь, конечно, очень важное место для Гроверс-Корнерса. Вот здесь, на вершине холма, здесь ветер, просторное небо, много облаков. Поднимитесь сюда в погожий день, и вы увидите уходящие вдаль гряды холмов — совсем синих — вон там, возле озер Санапи и Унипесоки.

 Вон там лежат участники Гражданской войны. На их могилах — железные флажки…

 А здесь — новая часть кладбища. Вот наша знакомая, миссис Гиббс. И мистер Стимсон, органист церкви конгрегации, миссис Сомс, которая так радовалась на свадьбе, — помните? И еще много других. Вот Уолли, сын редактора Уэбба, он умер от приступа аппендицита во время похода бойскаутов.

 Да, много печалей нашло успокоение здесь, наверху. Обезумевшие от горя люди приносят на этот холм своих родных. Все мы знаем, как это бывает… Проходит время… Солнечные дни… и дождливые дни… и снег… Нам всем приятно, что здесь, где они покоятся, такое красивое место. И сами мы тоже будем лежать здесь, когда придет наш срок. Есть некоторые вещи — мы все о них знаем, но стараемся спрятать их поглубже и вспоминать о них пореже. Мы все знаем: существует что-то вечное. И это не дома, не названия, и не земля, и даже не звезды… Каждый в глубине души чувствует, что есть что-то вечное, и это вечное как-то связано с человеком. Все великие люди всех времен твердят нам об этом вот уже пять тысяч лет, и все-таки, как ни странно, вечное постоянно ускользает от нас.

 Вы знаете не хуже меня, что мертвые довольно скоро перестают интересоваться нами, живыми. Мало по малу от них ускользают земля, и былые мечты… и былые радости И они остаются здесь до тех пор, пока все земное в них не сгорит — полностью, дотла, и за это время то, что происходит в Гроверс-Корнерсе постепенно становится им все более и более безразличным. Любовь и вражда , нужда и богатство — все, что имеет для нас такое огромное значение, здесь как-то тускнеет. Впрочем, здесь есть и живые люди. Вот идет девушка, которая давно покинула Гроверс-Корнерс.

 Появляется РЕБЕККА.

 ЭМИЛИ (к помощнику режиссера, с мольбой). Но ведь это правда? Я могу вернуться и жить… там… снова?

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Да, некоторые пытались, но скоро возвращались сюда, назад. Ты будешь не только жить, но и смотреть на себя со стороны. И смотря на себя со стороны, ты будешь знать то, чего они там никогда не знают. Ты будешь знать, что случится потом. Ты будешь знать будущее.

 МИССИС ГИББС. Не делай этого, Эмили.

 МИССИС СОМС. Эмили, не надо. Все будет не так, как ты думаешь.

 ЭМИЛИ. Но я должна сама в этом убедиться. И ведь не обязательно выбирать печальный день. Я выберу какой-нибудь счастливый день.

 МИССИС ГИББС. Что ты! Выбери, по крайней мере, какой-нибудь обычный день. Выбери самый обычный день в твоей жизни. Он окажется достаточно необычным.

 ЭМИЛИ. Тогда надо выбрать какой-нибудь день до замужества или до рождения сына. (Помощнику режиссера). Но свой день рождения я, наверное, могу выбрать? Могу? Я выбираю день, когда мне исполнилось четырнадцать лет.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Хорошо. Одиннадцатое февраля тысяча восемьсот девяносто девятого года. Вторник. Какое-нибудь определенное время?

 ЭМИЛИ. Нет, я хочу весь день!

 ПОМОЩНК РЕЖИССЕРА. Начнем с рассвета. Помнишь, несколько дней подряд шел снег, но накануне вечером метель утихла и начали расчищать улицы. Встает солнце.

 МИССИС СОМС. Надо же, это Главная улица!..

 КОНСТЕБЛЬ Неужели это аптека мистера Моргана?

 МИССИС ГИБС Еще до перестройки?!

 САЙМОН СТИМСОН И городская конюшня!

 ДЖО КРОУЭЛЛ Это же наш город, точь-в-точь такой, каким я знал его маленьким мальчиком!

 УОЛЛИ. Посмотрите, это старая белая решетка, она была раньше вокруг нашего дома.

 ЭМИЛИ Да, это наша старая белая решётка. Я о ней совсем забыла! Ой, как я ее люблю! Они дома?

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Да, миссис Уэбб сейчас спустится вниз готовить завтрак.

 ЭМИЛИ. Правда?

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Только не забудь: отца не было дома несколько дней, он вернулся первым утренним поездом.

 ЭМИЛИ. Разве?..

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Он ездил в свой колледж и произнес там речь — это на западе штата Нью-Йорк, в Клинтоне.

 ЭМИЛИ. Смотрите, наш полицейский! Но ведь его уже нет в живых, он умер! И Джо Кроуэлл…

 Появляются КОНСТЕБЛЬ и ДЖО КРОУЭЛЛ.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Нет. (Пауза). Может, святые или поэты что-нибудь понимают.

 ЭМИЛИ. Я готова вернуться. (Отворачивается лицом к заднику)

 Мёртвые и живые проходят на свои места, мёртвые зажигают живым свечи, выстраиваются в полукруг.

 Выходит ПОМОЩНИК РЕЖИССЁРА.

 ПОМОЩНИК РЕЖИССЁРА. Люди не понимают, что такое жизнь, пока они живы. В каждый, каждый миг жизни.

 

 

 

Обсуждаем спектакль на форуме.

301 Moved Permanently

301 Moved Permanently


nginx